Призыв в Туле в 1916 г. Облик призывника


Основным документом, регламентировавшим призыв в армию в 1916 г., был Устав о воинской повинности, введенный в 1874 г., который упразднял рекрутские наборы и вводил всеобщую воинскую повинность. Основным принципом комплектования армии была личная обязанность каждого русского подданного мужского пола. Впоследствии Устав редактировался в связи с вы- явлением недостатков новой системы комплектования армии и просуществовал до января 1918 г.
Среди населения Российской империи присутствовали определенные категории, имевшие льготы при призыве либо освобождавшиеся от призыва вовсе. К ним относились священнослужители всех христианских вероисповеданий, православные псаломщики, настоятели и наставники старообрядческих и сектантских христианских общин, мусульманские священнослужители, научные работники, пансионеры Императорской Академии художеств, отправляемые на казенный счет за границу, а также окончившие ряд художественно-промышленных училищ и командируемые за границу (1). Кроме того, воинская повинность была заменена уплатой налога для части населения империи, проживающего на национальных окраинах (2) .
В Тульской губернии (и в г. Туле в
частности) такие категории населения фактически отсутствовали. Согласно Памятной книжке Тульской губернии на 1916 г. около 99,6 % населения губернии составляли великороссы; иные религии, кроме православия, исповедовали 12 081 человек из 2 022 498 человек, проживавших в губернии, или 0,6 % населения (3) . Эти данные показывают, что в Тульской губернии призыву подлежали практически все категории населения. Исключений в виде льгот по вероисповеданию или национальности, затрагивавших какие-нибудь значительные группы населения, в рамках губернии быть не могло.
Любопытной была ситуация относительно социальных льгот. По всей видимости, авторы реформы, включая главу Военного министерства Д. А. Милютина и его преемников, стремились не нарушать целостность быта каждого хозяйства, в первую очередь крестьянского как наиболее многочисленного сословия, и не оставлять семьи без кормильцев. Для этого Законом об изменении Устава о воинской повинности от 23 июня 1912 г. вводились 4 разряда льгот по семейному положению. В зависимости от потребности комплектования армии могли подвергнуть призыву льготников последних трех разрядов в обратном порядке (за исключением иудеев, среди которых в крайнем случае могли призвать и льготников первого разряда) (4 ). Такая ситуация сложилась уже в 1914 г., когда в Тульской губернии было призвано 9 140 человек, из которых было льготных по семейному положению 2-го разряда 368 человек, 3 разряда – 1 345 человек, 4 разряда – 629 человек (5) .
В Тульской губернии для решения вопросов по воинской повинности было учреждено Тульское губернское по воинской повинности присутствие (угол Киевской (ныне проспект Ленина) и Пушкинской улиц) под председательством губернатора. В его состав в соответствии с законом входили: губернский предводитель дворянства, вице-губернатор, председатель губернской земской 93 управы, прокурор окружного суда и, по назначению главного начальника военного округа, один генерал. На время переосвидетельствования призывных состав губернского присутствия дополнялся тремя штаб-офицерами на правах членов (6).
Тульские мещане, рабочие, ремесленники и крестьяне числились в призывных участках Тульского уездного по воинской повинности присутствия (Николаевская улица, ныне улица Свободы), к которым они были приписаны. Всего таких участков было три; призывные из самого города Тулы занесены в документы по 1-му призывному участку. Основанием для внесения лица в приписной список являлись записи в метрических книгах; посемейные списки, ведущиеся местными властями или полицией; списки членов цехов, обществ. Тульские купцы и дворяне обязаны были сами приписаться к одному из участков или по месту жительства, или по месту нахождения недвижимого имущества их семьи. Заявления об этом должны были подаваться до 15 января года призыва. Лично обязанные приписку должны выполнить по достижении 16 лет и не позже 31 декабря того года, когда им исполнится 20 лет; в удостоверение ее им выдавалось приписное свидетельство, которое должно быть представлено при вступлении в брак и в ряде других случаев (7) .
В начале каждого года из всех лиц, подлежавших в этом году призыву на военную службу, составлялись частные призывные списки городским правлением на основании посемейных списков и метрических выписок из податных сословий, непосредственно уездным по воинской повинности присутствием – из всех прочих. Списки после 1 апреля выставлялись на 2 недели для заявлений о пропусках или ошибках в местах, где они были составлены, а затем представлялись в воинские присутствия, где делались окончательные отметки о льготах и частные списки соединялись в общие участковые. К 1 июля воинские присутствия представляли в органы МВД и военное ведомство перечневые сведения о лицах, внесенных в призывные списки (8).
Важной особенностью призыва в Русскую императорскую армию было то, что необходимое для армии число призванных было меньше демографических возможностей страны. Согласно памятной книжке Тульской губернии на 1913 г. в призывных списках состояло 20 730 человек, а принято в войска было 5175 человек и 1132 человека было определено в запас по жребию (9). В первую очередь это зависело от длительного срока службы, который позволял поддерживать довольно многочисленную армию и при этом учитывать при призыве большое количество льгот, применяемых для отсрочки или освобождения от службы. Минимальный срок службы в армии для Российской империи был достигнут в 1912 г. введением изменений в Устав о воинской повинности. Согласно данному Закону срок службы для состоящих в частях пехоты и артиллерии, кроме конной, составлял 18 лет (3 года на действительной службе и 15 лет в запасе: 7 лет в запасе I разряда и 8 лет в запасе II разряда); для состоящих в частях прочих родов войск – 17 лет (4 года на действительной службе и 13 лет в запасе: 7 лет в запасе I разряда и 6 лет в запасе II разряда) (10). Запасные призывались на службу только по мобилизации либо на сборы. В последнем случае это должно было происходить не более двух раз за все время пребывания в запасе и продолжительностью не более чем на 6 недель (для нижних чинов) (11).
В связи с отсутствием необходимости призывать всех пригодных к службе призывники тянули жребий. По результатам этой процедуры определялось, кого из подлежащих к отбытию воинской повинности следует направить в действующую армию. Всех, кому жребий не выпадал, зачисляли сразу в ополчение, созываемое только в военное время.
Высочайше утвержденное мнение Государственного совета от 19 января 1893 г. установило сроки проведения жеребьевки – с 15 октября по 15 ноября. Порядок вынимания жребия регламентирован законом и характерен для всех территорий Российской империи, кроме Финляндии. Билеты заготовлялись по особо установленному образцу. Перед началом вынимания жребия председательствующий в присутствии поверял число билетов, после чего билеты перемешивались и высыпались в отдельный ящик или колесо, которые помещались на видном месте. Призванным к жребию позволялось для пересчета и перемешивания свернутых билетов перед высыпанием их в ящик или колесо выбрать доверенного. Затем подлежащие жеребьевке вызывались в той последовательности, в которой они были внесены в призывные списки. Каждый вызванный должен был перед опущением руки в ящик или колесо обнажить ее до локтя и показать присутствующим открытой. Кроме вызванного, никто к ящику или колесу прикасаться не мог. Вынув билет, он подавал его председательствующему или одному из членов присутствия, которые во всеуслышание называли номер билета вместе с его именем и номером в призывном списке. Затем эта информация вносилась в жеребьевый список (12) (так в документе.– А. Ш.).
Жеребьевый список – документ, который определял порядок медицинского освидетельствования. В первую графу документа еще до начала процедуры жеребьевки вносились номера по порядку согласно числу билетов. Имя вносилось в соответствующую графу: не имеющие права на льготу по семейному положению либо имеющие таковое право и по какому разряду проходят (13).
Каждый призываемый на службу вынимал жребий только один раз. Номер по жребию засчитывался, даже если он был вынут в нарушение очереди или по любой другой причине. За отсутствующих билеты вынимались родственниками, или председателем присутствия, или членами городских управлений, или же волостными старшинами. От личной явки к выниманию жребия в Туле освобождались получившие отсрочки по имущественному положению или для окончания образования, а также пользующиеся льготой первого разряда. Кроме того, законной причиной неявки могла служить тяжелая болезнь и какие-либо другие непреодолимые препятствия.
Жеребьевку необходимо было по возможности окончить в один день. Если же вынимание жребия одним днем не ограничивалось, то ящик или колесо опечатывались печатями всех членов присутствия и оставлялись до следующего дня под охраной.
Без жребия на службу назначались не внесенные в призывные списки и не заявившие об этом до дня вынимания жребия и уклонисты, изобличенные в обмане в пользу уклонения от воинской повинности с помощью членовредительства или неправомерно полученных льгот (14).
Медицинское освидетельствование проходило на следующем этапе. Первыми проходили его те, кто назначался к исполнению воинской повинности без жребия, затем получившие отсрочки в предыдущие годы и последними шли призывные в общем порядке согласно жеребьевому списку. Изначально имевшие льготы по семейному положению пропускались. Те, кто объявлял себя больными неявными по внешним признакам заболеваниями, отсылались на испытание в медицинские учреждения. Медицинские заключения вносились в акты об освидетельствовании новобранцев к годности к военной службе (15).
Негодные к военной службе получали соответствующее свидетельство, которое служило подтверждением их статуса (так называемый «белый билет»). Таких молодых людей называли белобилетниками.
Вместо тех, кто не попадал в войска по подобным причинам, выбирались следующие номера по списку. Согласно Закону 1893 г., в случае если причина устранена, в обратном порядке по жеребьевочному списку последние призывные возвращались (16).
Последнее правило вызывает сомнение в отношении реалий военного времени. К началу призыва 1916 г. уже два года продолжалась Первая мировая война. В 1914 г. прошла всеобщая мобилизация, с осени 1915 г. начался призыв ратников 2-го разряда. Учитывая, что военное руководство в 1915 г. объявило о досрочном призыве, можно предположить, что подобное явление нельзя было наблюдать в военное время.
Тех, кого определяли к службе, Тульское уездное по воинской повинности присутствие вносило в приемную роспись (17). Этот документ содержал в себе сведения о возрасте, семейном и социальном положении призывного, профессии, образовании, вероисповедании, годности к строевой службе, времени приема на службу и дате начала службы.
Согласно приемной росписи 1916 года из общего числа внесенных в списки 571 человека 36 отмечены как малограмотные, а 58 составляли вовсе неграмотные. Иными словами, среди призванных по 1-му участку г. Тулы 6,3 % были малограмотными и 10,2 % были безграмотными. Еще 61 человек – студенты 1917–1919 гг. призыва (18).
Для призываемых в Русскую императорскую армию были предусмотрены, помимо льгот по семейному положению, льготы и отсрочки по образованию. Воспитанники средних и высших учебных заведений пользовались правом отсрочки от службы до окончания образования. Они тянули жребий на общих основаниях, но при желании призывались на службу по окончании учебного заведения, а не в свой год призыва. Кроме того, для получивших определенное образование сокращался срок службы. Окончившие полный курс в учебных заведениях первого или второго разрядов и выдержавшие испытание состояли на действительной службе 3 года независимо от рода войск и зачислялись в запас на 15 лет. Закончившие учебные заведения из отдельного списка, а также курс шести классов среднего учебного заведения или второго класса духовных семинарий либо выдержавшие соответствующее одному из курсов испытание, в случае если они выдерживали экзамен на производство в прапорщики или подпоручики (корнеты), состояли на действительной службе 2 года и 16 лет в запасе.
Ряд медицинских специальностей подразумевал нахождение на действительной службе 2 года (из которых 4 месяца на низших званиях, а затем, согласно специальности, сверх штата) и 16 лет в запасе (19).
Для получения отсрочки призываемый из г. Тулы должен был подать со- ответствующее прошение в Тульское уездное по воинской повинности присутствие. К прошению прилагался подтверждающий документ из образовательного учреждения (например, удостоверение Тульского коммерческого училища) и свидетельство о явке к исполнению воинской повинности (20). После предоставления документов комиссия Тульского уездного по воинской повинности присутствия принимала решение об отсрочке (21).
Проходивший в 1916 г. призыв молодого пополнения касался достигших 21-летнего возраста к 1 октября 1916 г., т. е. родившихся в основном в 1895 г. Однако увеличивающийся недобор солдат в воюющей армии потребовал от правительства дополнительных мер по увеличению численности призванных.
На основании Высочайше утвержденного положения Совета министров от 31 января 1916 г. было решено призвать на военную службу студентов 2-го курса, родившихся в 1895 г., и воспитанников 1-го и 2-го курсов, родившихся в 1894 и 1893 гг., а также состоящих на 1-м курсе, родившихся в 1895 г. (22).
16 апреля 1916 г. Тульское уездное по воинской повинности присутствие проводило медицинское освидетельствование студентов 1-го и 2-го курсов высших учебных заведений (23). 19 апреля 1916 г. в Туле появились объявления Тульского уездного по воинской повинности присутствия о досрочном призыве 1918 г. (т. е. рожденных в 1897 г.). В объявлении говорилось, что все 19-летние молодые люди обязаны явиться на сборный пункт 25 апреля 1916 г. «Никаких изъятий по званию и роду занятий, а также отсрочек по имущественному и семейному положению» не предоставлялось. Даже обладающие льготами I разряда по семейному положению принимались в ратники 2-го разряда с компенсацией семье в виде продовольственного пайка (24). Это был не первый пример досрочного призыва новобранцев. Согласно приемной росписи 1916 года по 1-му участку г. Тулы возрастная структура призванных выглядела следующим образом.
Диаграмма 1. Возрастная структура призванных в г. Туле в 1916 г. 

По г. Туле большинство призванных составляли 21-летние (334 человека (58,5 %)), что соответствовало порядку, предусмотренному Уставом о воинской повинности. Люди старшего возраста (113 человек, 27 %) – это большей частью переосвидетельствованные белобилетники, в меньшей степени – бежен- цы. Студенты, попавшие под досрочный призыв в 1916 г., составили 10,5 % (60 человек). Еще для 64 человек (11,2 %) конкретный возраст не указан. Можно предположить, что это было особенностью списков, которые использовались при составлении приемной росписи. Немаловажным для понимания уровня грамотности городского населения является тот факт, что 10 человек из списка определены на службу без конкретных сведений о возрасте; год призыва был установлен приблизительно, «по наружному виду» (25).
Генерал-лейтенант Н. Н. Головин отмечал: «Освобождение около 1/2 еже- годного контингента призывных молодых людей по семейным льготам создавало чрезвычайные трудности. Приходилось сильно понижать требования к физической годности новобранцев» (26). Поэтому вопрос переосвидетельствования белобилетников и призыв льготных категорий были взаимосвязаны. Хотя здоровье льготных призывных в среднем соответствовало уровню призываемых новобранцев, не имеющих льгот, смягчение приема на службу по состоянию здоровья должно было отразиться на показателях физической годности новобранцев в целом. Учитывая, что при приеме на службу до четверти призываемых составляли те, кто согласно законодательству прежде был бы непригоден к службе, эта доля представляется весомой и оказывающей значительное негативное влияние на облик русской армии.
Приемные росписи также содержали антропометрические сведения о призывных: рост, объем груди, вес.
Согласно ст. 17 Закона 1912 г. «наименьшая мера роста для приема на военную службу определяется в два аршина и два с половиною вершка» (27). Анализ приемной росписи 1916 года 1-го участка г. Тулы показал, что средний рост призывника в Туле в 1916 г. составил 165,9 см. При этом самый низ- кий рост составил 154,7 см, самый высокий – 186,5 см. Средний вес составил 58,7 кг при среднем объеме груди 81,7 см (28).
В документе отразилась особенность измерительных приборов: вершок (4,4 см) как мера длины помимо целых значений представлен и дробями, в знаменателе которых цифра 8. Это значит, что точность измерения имела минимальную величину 0,5–0,6 см. При этом знаменатель указывался далеко не всеми делопроизводителями, часто вносили только числитель, подразумевая единый знаменатель для всех данных.
Среди призванных из дворянского и купеческого сословий, а также из семей интеллигенции средний рост составил 169,5 см, что несколько выше общего показателя. То же касается среднего веса (63,4 кг) и объема груди (83,6 см) (29). Это говорит исключительно о том, что материальное положение в на- чале XX в. оказывало решающее влияние на антропологические показатели.
Из общего списка выделяется фигура Павла Георгиевича Толстого. В приемной росписи за 1916 г. это единственный человек, происхождение которого отмечено как «граф». Судя по записи антропологических показателей, П. Г. Толстой, родившийся 10 января 1895 г., был крупным человеком: рост 185,5 см, вес 101 кг, объем грудной клетки 101,2 см (30). Родословец тульского дворянства указывает на Павла Юрьевича Толстого, родившегося 10 дека- бря 1895 г., сына графа Юрия Дмитриевича Толстого, одоевского помещика, и Натальи Петровны Мосоловой (31).
Согласно существовавшему порядку, установленному Законом 1912 г., поступающим на службу предоставлялась возможность заранее отказаться от жребия и гарантированно пойти на военную службу. Статус такого военнослужащего именовался как «вольноопределяющийся». Взамен на отказ от жребия вольноопределяющиеся получали ряд льгот во время прохождения военной службы (например, перспектива получения офицерского звания и возможность проживания вне расположения воинской части за свой счет). Вольноопределяющийся должен был иметь возраст не менее 17 лет, успешно пройти медицинскую комиссию и иметь документы об образовании (32). При этом можно было выбрать воинскую часть, в которой будет проходить служба (33). Вольноопределяющиеся должны были находиться на действительной службе 1 год и 6 месяцев (или 1 год и 8 месяцев, в зависимости от даты получения разрешения на прохождение службы) и 16 лет и 6 мес. в запасе (либо 16 лет и 4 месяца) (34). В качестве вольноопределяющихся в 1916 г. в Туле были отправлены на службу 12 человек (35):
– Гончаров Виктор Алексеевич, 23.10.1895 г. р., крестьянин Богородицкого у. Дедиловской вол. Врач. Холост;
– Городской Александр Павлович, 28.07.1887 г. р., тульский мещанин. Инженер. Холост;
– Зайцев Петр Павлович, 30.05.1893 г. р., тульский мещанин. Лекарь (Свидетельство Управления Московского лечебного округа 17 мая 1916 г. за № 1677). Холост;
– Марков Сергей Федорович, 01.01.1894 г. р., сын коллежского советника. Холост;
– Матвеев Аркадий Сергеевич, 10.01.1888 г. р., крестьянин д. Мясново Мясновской вол. Инженер-технолог. Женат;
– Перцев Александр Александрович, 13.10.1893 г. р., сын статского советника. По окончании университета без определенных занятий. Холост;
– Проферансов Григорий Федорович, 30.01.1892 г. р., сын надворного советника. Окончил Московский императорский университет. Женат, сын 10-ти лет;
– Северов Михаил Николаевич, 31.05.1892 г. р., сын дьякона. Окончил Московский университет. Холост; – Спиридонов Вадим Николаевич, 07.08.1889 г. р., сын губернского секретаря. Окончил Московский университет. Холост;
– Столбяминов Николай Константинович, 08.02.1893 г. р., купеческий сын. Окончил Московский коммерческий институт. Холост;
– Хитров Дмитрий Константинович, 21.09.1895 г. р., сын дьякона. Врач. Холост;
– Шпаро Борис Александрович, 07.10.1890 г.р. Помощник присяжного поверенного. Женат, сын 4-х лет.
Среди вольноопределяющихся, поступивших в армию из Тулы в 1916 г., двое были крестьянского происхождения, двое мещан, остальные из привилегированных сословий. При этом есть женатые и имеющие детей. По всей видимости, небольшое количество вольноопределяющихся (только 12 человек) определялось низкой долей обладающих допустимым образованием среди общего контингента призываемых. Трое заявленных врачей-вольноопределяющихся вовсе подлежали определению на службу по специальности по- верх штата (36).
К 1916 г. из числа территорий Российской империи под оккупацией оказалось практически полностью Царство Польское, часть Прибалтики и не- которые территории современной Белоруссии. В связи с этим на территории Тульской губернии к моменту призыва 1916 г. уже были созданы призывные списки для беженцев. Они составили весомую долю в призыве 1916 г.: из 572 человек, состоявших в призывных списках, 59 человек (10,3 %) были беженцами из Люблинской, Виленской, Курляндской, Ковенской, Гродненской, Сувалкской, Минской, Могилевской, Холмской губерний (37).
Таким образом, в 1916 г. после двух лет войны облик призывника поменялся по сравнению с установленным порядком. Предполагаемые льготы по семейному положению и образованию в силу нехватки людских ресурсов постепенно отменялись. Кроме того, на физические качества призываемых влияло переосвидетельствование тех, кто ранее был признан негодным к военной службе. Значительная доля беженцев среди призванных – также немаловажный фактор, характеризующий призыв. Общая картина говорит о том, что глубокие кризисные явления в демографическом плане к 1916 г. уже назрели, в связи с чем дальнейшее участие России в Первой мировой войне представлялось затруднительным. Тула как один из губернских городов Центральной России, которые внесли основной вклад в ведение войны в демографическом аспекте, может служить индикатором общей ситуации, характерной для всей империи.

Примечания
1.  ПСЗ-III. Отд. I. С. 812.
2. Энциклопедический cловарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона [Электронный ресурс]. URL: http://www.vehi.net/brokgauz/all/044/44553.shtml (дата обращения: 01.06.2016).
3. Памятная книжка Тульской губернии на 1916 год. Тула, 1915. Отд. III. С. 5.
4. ПСЗ-III. Отд. I. С. 808–809.
5. Обзор Тульской губернии за 1914 год. С. 38.
6. ПСЗ-III. Отд. I. С. 813.
7. Энциклопедический cловарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона…
8. Там же.
9. Памятная книжка Тульской губернии на 1915 год. Тула, 1914. Отд. III. С. 23.
10. ПСЗ-III. Отд. I. С. 807.
11. Там же.
12. Энциклопедический cловарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона…
13. ГУ ГАТО. Ф. 407. Оп. 1. Д. 664.
14. Энциклопедический cловарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона…
15. ГУ ГАТО. Ф. 407. Оп. 1. Д. 273.
16. Иванова Н. А., Желтова В. П. Сословно-классовая структура России в конце ХIХ – начале ХХ века. М.: Наука, 2004. С. 129.
17. ГУ ГАТО. Ф. 407. Оп. 1. Д. 661.
18. Там же.
19. ПСЗ-III. Отд. I. С. 822.
20. ГУ ГАТО. Ф. 407. Оп. 2. Д. 89. Л. 1.
21. Там же. Л. 4.
22. См. об этом: Ерохина О. В. «Ликвидационное законодательство» Первой мировой войны // Вестн. Моск. гос. гуманит. ун-та им. М. А. Шолохова. Сер. История и политоло- гия. 2014. № 1. С. 69–81.
23. Тульская молва. 1916. № 2524 (15 апр.). С. 2.
24. Тульская молва. 1916. № 2527 (19 апр.). С. 2. 25 ГУ ГАТО. Ф. 407. Оп. 1. Д. 661.
26. Головин H. H. Военные усилия России в Мировой войне. Париж: Т-во объединен- ных издателей, 1939. С. 45.
27. Около 153 см.
28. ГУ ГАТО. Ф. 407. Оп. 1. Д. 661.
29. Там же. 30 Там же. Л. 53. 31 Чернопятов В. И. Дворянское сословие. Родословец Тульского дворянства. С. 36. 32 ПСЗ-III. Отд. С. 821.
33. Там же. С. 823.
34. Там же. С. 822.
35. ГУ ГАТО. Ф. 407. Оп. 1. Д. 661.
36. ПСЗ-III. Отд. Ст. 108. С. 822.
37. Там же.

Библиографическая ссылка:
Шиленков А. К. Призыв в Туле в 1916 г. Облик призывника / А.К. Шиленков // Тульский краеведческий альманах. - 2016. - №13. - С. 92-99.

Копию публикации можно скачать формате .pdf в научной электронной библиотеке eLibrary.r


Комментариев нет:

Это тоже интересно:

Популярные сообщения

 
 
 
Rambler's Top100